г. Мончегорск с подведомственной территорией

«Норникель» - одна из крупнейших промышленных компаний, которая ведет свой бизнес в Арктической зоне России и работает над снижением воздействия на окружающую среду. Сегодня ее предприятия, в том числе на Кольском полуострове, переживают серьезную модернизацию: масштабные инвестпроекты направлены на улучшение экологии.

О проектах технического перевооружения Кольской ГМК - уже реализованных и тех, которые продолжают внедрять, рассказал в интервью ТВ-21 начальник управления научно-технического развития и экологической безопасности КГМК, кандидат технических наук Александр Тюкин. КН публикует стенограмму этого интервью.

Наилучшие доступные технологии - это не фигура речи

- «Норникель» прилагает сегодня большие усилия для улучшения экологической обстановки в регионах, где действуют предприятия компании. Александр Павлович, какие масштабные проекты внедряются или уже внедрены в Кольской ГМК?

- Действительно, «Норникель» в целом и Кольская ГМК в частности вкладывают значительные средства в научно-техническое развитие, неотъемлемая часть которого - меры по охране окружающей среды. В 2013-м году была принята стратегия развития группы компаний «Норникель». В рамках стратегии уже реализован крупный, ключевой, проект. Это закрытие морально устаревшего Никелевого завода в Норильске. Теперь Норильск выпускает никель в виде промежуточного продукта - файнштейна. Он поступает в Мончегорск, где на рафинировочном производстве из него выпускается готовая продукция. Отмечу, что сера при производстве никеля из файнштейна утилизируется в серную кислоту, поэтому выбросы диоксида серы у нас не повысились.

- Как мы знаем, Кольская ГМК идет по пути внедрения наилучших доступных в мире технологий. Расскажите об этом.

- Наилучшие доступные технологии - это не просто фигура речи, это термин, это конкретные технологии, которые прописаны в российских справочниках, в справочниках Европейского союза, и очень скоро в Российской Федерации их применение будет поддерживаться на законодательном уровне. Если говорить о самих технологиях, то при производстве меди и никеля из сульфидного рудного сырья на предприятиях, аналогичных нашему, наилучшей сейчас является электроэкстракция. Эта технология предполагает отказ от огневого рафинирования цветных металлов. То есть, от процесса их плавки с получением анодов и переход на растворение продуктов обжига и получения никеля и меди методом электроэкстракции в электролизных ваннах из данного раствора. Важно, что этот процесс происходит в тех же самых электролизных ваннах, что и традиционный электролиз, только переоснащенных. Поэтому и переход может осуществляться и уже осуществляется в условиях действующего производства. Мы уже производим часть никеля и меди по новой технологии.

По пути модернизации и обновления

- Помимо внедрения наилучших доступных технологий как таковых, нельзя забывать, наверное, и о действующем производстве?

- Модернизация производится у нас на всех трех промышленных площадках. Мы прекратили обжиг концентрата на обогатительной фабрике на площадке Заполярный, перешли полностью на его механическое брикетирование. Тем самым снизили выбросы диоксида серы на данной площадке с 40 тысяч тонн в год до 5 тысяч. То есть на 35 тысяч тонн, в 8 раз. В плавильном цехе в Никеле выполнен капитальный ремонт рудно-термической печи №5. Таким образом снизили низкие выбросы диоксида серы, самые нежелательные как с точки зрения окружающей среды, так и условий труда. На рафинировочном производстве в Мончегорске также реализуется ряд проектов, каждый из которых содержит экологическую составляющую. Наиболее крупный - переход на выпуск всего объема никеля по технологии электроэкстракции (новая технология получения никеля путем электроэкстракции из растворов хлорного растворения никелевого порошка). Можно много говорить и о текущих мероприятиях и о крупных инвестиционных проектах, в том числе и о тех, которые находятся в стадии реализации, которые запланированы. Это, например, станция очистки шахтных вод рудника «Северный». Но, если рассматривать картину в целом, то можно с уверенностью утверждать, что мы идем по пути полной модернизации нашего производства, по пути внедрения наилучших доступных в мире технологий и планомерного снижения негативного воздействия на окружающую среду.

- Один из, наверное, самых технологически сложных проектов, это производство электролитного кобальта?

- Наше новое производство электролитного кобальта высших марок основано на процессе жидкостной экстракции. Это, действительно, один из самых сложных процессов гидрометаллургии. Но благодаря тому, что «Норникель» сохранил свою научную базу, что рядом с нами находится Кольский научный центр Российской академии наук, мы освоили этот процесс. Запустили производство электролитного кобальта и сейчас имеем уникальный для России технологической передел. Этот проект содержит значительную экологическую составляющую, так как в данной технологии часть растворенных веществ не сбрасывается больше в природные водоемы, а возвращается в производство.

Продукция отделения брикетирования
Продукция отделения брикетирования
Рудно-термическая печь №5
Рудно-термическая печь №5
Линия резки кобальта
Линия резки кобальта

Работа хороша своим результатом

- Если говорить об объективных показателях, таких как объемы выбросов, каких результатов компании удалось достичь? Может быть, для наглядности, сделаете сравнение в ретроспективе?

- Работа хороша своим результатом. У нас основные вещества в выбросах - диоксид серы, собственно никель, медь. Есть еще один показатель - сумма твердого, в буквальном смысле означающий твердые частицы, пыль. Если заглядывать в прошлое, то давайте возьмем некие реперные точки, например 1990 год, два последних года - 2015-й и 2016-й и, например, 1998 год, когда на базе комбинатов «Североникель» и «Печенганикель» была образована Кольская горно-металлургическая компания. Что касается диоксида серы - основного загрязняющего вещества, то в 1990 году объемы выбросов составляли 490 тыс. тонн в год, в 1998 году уже 277 тыс. тонн, а в 2015-м и в 2016-м году соответственно - 155 тыс. и 120 тыс. тонн, 119,7 тыс. тонн, если быть точным. Мы говорим о двух последних годах не случайно - мы хотим сказать, что динамика снижения негативного воздействия продолжается по сей день. Если говорить про остальные вещества - никель медь, присутствующие в выбросах, то по ним наблюдается точно такая же динамика. За последние более чем 25 лет мы снизили выбросы во много раз.

Природные индикаторы

- Компания контролирует экологическую обстановку не только на своих промплощадках, но и на заповедных территориях, расположенных вблизи производств. С кем и как сотрудничаете, чтобы следить за тем, как уменьшение выбросов, о котором мы сейчас говорим, реально влияет на природу?

- Вы очень хороший вопрос задали. На самом деле мы говорим про выбросы, про цифры. У нас, как и у любого предприятия, много таких показателей - тонны в год, граммы в секунду, концентрации… Но, наверное, основным судьей тут является даже не законодатель, то есть государство, а сама природа с ее биоразнообразием животных и растений, и тот воздух, которым мы с вами дышим, живя в городах присутствия вместе со своими семьями и детьми. Нас контролирует в первую очередь Гидрометцентр на регулярной основе. Помимо регламентных измерений мы с привлечением специалистов Росгидромета определяем концентрации загрязняющих веществ в атмосфере городов, близлежащих водоемов. Нас также проверяют Роспотребнадзор, Росприроднадзор. Мы тесно сотрудничаем с Институтом проблем промышленной экологии севера Кольского научного центра Российской академии наук, разумеется с Лапландским заповедником и заповедником «Пасвик», который находится на границе с Норвегией. Работы по мониторингу и изучению экологической обстановки у нас носят постоянный, ежегодный характер. Они продолжаются и в 2017 году.

- Что касается объективного отклика самой природы, насколько он очевиден, что можно увидеть своими глазами?

- Природу измерить сложно, но индикаторы у нее есть. Мы регистрируем стабильное разнообразие птиц, это более 200 видов. Фиксируем рост популяции рыжей полевки, а также лесных леммингов, которые являются редкими не только для Лапландского заповедника, но и для Мурманской области в целом. В Печенгском районе также отмечен устойчивый рост деревьев. Средний возраст хвои составляет от 5 до 8 лет.

Общее дело

- Экология не имеет границ. Как строится международный экологический диалог? Насколько Кольская ГМК открыта сегодня для международных экологов?

- Что касается взаимодействия с нашими иностранными партнерами, то тут за последние три года ситуация существенным образом улучшилась. Если вспомнить былые времена, у нас диалоги, например, с норвежцами, всегда проходили практически в одинаковом ключе. Иностранные партнеры обвиняли Кольскую компанию в загрязнении воздуха, а мы оправдывались и приводили аргументы в пользу того, что это не совсем верное суждение. Сейчас работаем совсем по-другому. Проводим совместные исследования, изучаем также три наших среды, это воздух, вода в водоемах, почва. Мы научились общаться на началах конструктивности, справедливости и объективности. Правильно вы сказали, что экология границ не имеет. Могут быть различные обстоятельства, у государств может быть разная политика. Но эти обстоятельства меняются, они появляются, исчезают. Мы, работники Кольской компании, представители заповедников, сотрудники институтов и надзорных органов, мы все здесь - ученые и инженеры, и наш приграничный регион не так велик, чтобы смотреть друг на друга через границу. Поэтому мы делаем одно общее дело, мы должны поддерживать благополучное состояние окружающей среды, в которой мы все вместе живем.

- Наверное, в этом «зеленом» диалоге особую помощь окажет и новый визит-центр заповедника «Пасвик», который открылся в Никеле в этом году, с которого начался Год экологии?

- Конечно. Визит-центр - прекрасная диалоговая интерактивная площадка, где мы можем встречаться, обсуждать результаты, полученные за прошедшее время, планировать новую совместную исследовательскую работу, что мы и делаем.

Источник: Kn51.ru


Опубликовано: 24 Мая 2017
AA